Страна

Антун Ханги о благотворительности

«Каждый мусульманин, если имеет возможность, должен поддерживать бедняков в любое время, но особенно в рамадан. В месяц рамадан должен он между бедняками поделить сороковую часть денег, что в течение года заработал, и сороковую часть зерна, что в течение года продал».

Антун Ханги о приёме гостей

«Мусульманин любит гостей, и тем ему приятнее, чем больше знакомых и друзей, особенно по праздникам, его посещает. Он с той же радостью и искренностью приветит и иноверца, как и мусульманина, а особенно ему приятно, когда посетят его влиятельные и богатые люди, неважно, чиновники или обычные граждане. Тогда он и не знает, как бы ещё лучше их угостить и какое бы лучшее место им предложить».

Антун Ханги о чаршии

«Улицы, на которых работают торговцы и ремесленники, обычно шире других и называются чаршиями. Чаршии в крупных городах состоят из несколько улиц , улочек и переулков в центре города, а в них подряд дучан к дучану. Все эти улицы и переулки вместе называются чаршия, хотя настоящая чаршия – это только тот центр, где все эти улицы и переулки встречаются».

Александр Гильфердинг о постоялых дворах или ханах

«Хан строится всегда по образу описанных мною Босняцких изб, только в больших размерах. Он имеет форму квадрата, но ещё чаще параллелограмма, котораго* длинная сторона обращена на улицу».

Антун Ханги о традиционной архитектуре

«Почти все мусульманские дома в городах, да и в сёлах, двухэтажные. Нижний этаж многих домов из камня, а верхний почти всегда из дерева и кирпича. Старинные боснийские, и, соответственно, мусульманские дома внизу несколько меньше, а в верхней части шире и длиннее, чем приземный этаж».

«Босния, Герцеговина и старая Сербия» Александра Гильфердинга

Александр Гильфердинг (1831-1872), русский учёный, фольклорист, славяновед, был назначен консулом в Боснии в 1857 году. За время миссии он объездил Боснию, Герцеговину и частично Сербию и написал книгу.

Александр Гильфердинг о прекрасном поле

«Прекрасный пол (который в Сараеве действительно заслуживает этот почетный титул: много здесь Славянских красот – кровь с молоком) ведет жизнь затворническую, но не совсем».

Антун Ханги о девицах

«Мусульманские девушки обычно очень красивы, потому что им не приходится выполнять тяжёлых работ; не печёт их солнце, не морозит зима. Они заняты только домашними делами, как им не быть красивыми? Живут в трезвости и умеренности, как Бог и природа завещают, как им не быть здоровыми?»

Антун Ханги о базарном дне

«В базарные дни особенно живо в боснийской чаршии. Перед дучанами устроили огородники, обычно болгары, целые горы из дынь, арбузов, перца, каштанов, картофеля, лука, капусты, фруктов и овощей».

Полако

Важное слово для понимания боснийского менталитета. Перевод «полако» зависит от контекста, в этом слове бездна смыслов. Это и «осторожно», и «расслабься», и «не спеши», и «мало помалу», и «не кипятись», и «давай выдохнем и разберёмся».

Александр Гильфердинг о музыке

«Вошел старый какой-то Мусульманин с тамбурой и начался концерт. Тамбура (нечто в роде* нашей балалайки) есть любимый музыкальный инструмент Мусульман в Герцеговине и Боснии».

Хенрик Реннер о Конице

«Город Кониц лежит в котловине между высоких холмов, на обоих берегах Неретвы, которая здесь в своём глубоком изломанном каньоне обычно так мелка, что летом её можно перейти вброд».

Хенрик Реннер о мостарском виноделии

«Если же судить по тому, что мы имели удовольствие дегустировать на винодельческой станции, хочется, чтобы как можно скорее все голые склоны Герцеговины, или, хотя бы, во всей мостарской округе, засадили теми лозами, что дают такое вино».

Хенрик Реннер о Старом мосте в Мостаре

«Самая главная достопримечательность в Мостаре, о которой говорят с незапамятных времён, – это каменный мост на Неретве. Раньше думали, что его построили римляне, и искали здесь римский город Матрикс».

Антун Ханги о флирте. Часть вторая

«Ашикуют (то есть флиртуют, ухаживают) обычно только по пятницам и по праздникам в послеполуденные часы. Как только народ завершил полуденную молитву и вышел из мечети, идут парни под окна и к дверям своих девушек».

Антун Ханги о флирте. Часть первая

«Какой-нибудь зажиточный хозяин зовёт вечером соседских парней и девушек на лущение кукурузы. Девушки приходят всегда в сопровождении матерей или неженатых братьев, а парни сами. Парни усядутся на кукурузу, а девушки на землю рядом с кучей. Пока идёт лущение, девушки остаются с непокрытыми лицами».

Антун Ханги о Байраме

«Как только появится молодая луна, в странах мусульманского мира летят сообщения с края на край, сообщая радостную весть, что пост закончился, и начался большой или рамазанский Байрам, главный мусульманский праздник».

Антун Ханги о Курбан Байраме

«Глава семьи оставляет себе и своей семье заднюю ногу и правую почку от каждого курбана, которого зарезал, а остальное раздает неимущим соседям и другим беднякам».

Антун Ханги о застольных традициях

«Когда нашим мусульманам придёт идея насладиться едой, садятся они вокруг софры. Софра – круглый стол, высотой едва ли в одну стопу, из простой древесины, установлен он на две доски, которые той же длины, что и стол, или на три деревянные ножки».

Антун Ханги о Рамадане

«Почти во всех мусульманских домах, лавках, постоялых дворах и кофейнях до зори горят свечи; ночь превратилась в день. В некоторых кофейнях музыканты играют на гуслях и тамбурах, в одной сидит старик, седой, как лунь, с гитарой-бугарией в руке и читает нараспев приятным баритоном мусульманские героические песни, в которых воспевают славные деяния и подвиги наших мусульман, и вокруг него собралось немало любопытных слушателей».

Антун Ханги о боснийском «чейфе»

«Мусульмане живут больше чувствами, чем разумом, и поэтому они, особенно пожилые и зажиточные, которых не отягощают заботы о существовании, серьёзны, задумчивы и как бы погружены в какие-то далёкие, неопределённые думы».

Откуда в Боснии и Герцеговине море?

Босния и Герцеговина страна, казалось бы, сугубо континентальная. Для многих становится откровением, что у неё есть выход к морю. Моря там, правда, чуть-чуть (26 километров береговой линии, из них 6 – курорт Неум, остальное – нежилой скалистый берег), но, тем не менее, эта страна с полным правом может называться морской державой. Как так получилось?

Александр Гильфердинг о боснийских мусульманах

«Как же живут Босняки-мусульмане*, что они делают? Обратитесь с этим вопросом к самому Босняку, и он вам ответит следующими тремя словами: «па это, сидимо» (так вот, сидим)».

Антун Ханги об избавлении от сглаза

«Наши мусульмане редко когда в болезни зовут лекаря, потому что нет у них доверия ни к нему, ни к лекарствам, которые он прописывает. Если народные средства не помогают, он пойдёт лечиться к знахарю или писать записки. Записки пишут особенно в случаях, когда часты обмороки, головные боли или судороги. Больные полагают, что их сглазили, а нет лучшего средства от сглаза, чем записка».

Антун Ханги о халве и арнаутах

«Вот только ещё кое-что расскажу о халве, потому что она самая любимая еда мусульманских детей. Халва бывает двух видов – твёрдая и мягкая. Мягкую халву делают и наши мусульманки, а твёрдую производят только арнауты*, которые приходят в Боснию и Герцеговину с халвой, бозой, салепом, кадаифом и жареным миндалём, чтобы заработать какую монетку».

Пролистать наверх