Страна

Кулы – башни для жизни и защиты

Во время турецкого правления спахии, аги, беги и капитаны (то есть влиятельные и богатые люди) строили себе каменные башни в несколько этажей. Такая башня называется «кула». Башни-кулы служили для жизни, для надзора над владениями, для защиты от неприятеля и, конечно, как статусный символ.

5 стереотипов о Боснии и Герцеговине

У гидов такая работа – развенчивать мифы и разрушать стереотипы о странах, где они работают. Займусь и я этим делом: о Боснии и Герцеговине заблуждений ой как немало!

Столац. Личные впечатления

Есть места, которые со мной особенно резонируют, точнее, я резонирую с ними. Вот буквально. Когда я там, внутри становится как-то… трепещуще, что ли. Как будто во мне натянута струна, её время от времени легонько задевают, и от её вибраций я звеню. Столац – такой, резонирующий.

Торба

Если ребёнок долго не начинает говорить, нужно из трёх цыганских торб украсть по куску хлеба и скормить малышу. Цыганки известны своим умением болтать без умолку, глядишь, и ребёнок это умение приобретёт. Как думаете, миссия выполнима?

Травник. Личные впечатления

Сразу признаюсь – у меня с Травником отношения сложные. Нет, я не хочу сказать, что он мне не нравится. Он мне очень нравится, я им очарована не менее, чем другими городами Боснии и Герцеговины, с удовольствием его показываю туристам, пишу о нём и иногда рисую. Но вот такое дело: каким бы благодушным не было моё настроение по приезду в город, через несколько часов блужданий по Травнику оно внезапно и катастрофически портится. И не просто портится, а до глубокой экзистенциальной тоски, до убедительного осознания тщётности всего сущего.

Образование в Боснии и Герцеговине

В Боснии и Герцеговине образование делится на основное, среднее и высшее. Республика Сербская и каждый кантон Федерации Боснии и Герцеговины ведут самостоятельную политику в области основного и среднего образования.

Сараево. Личные впечатления

Бывает, меня спрашивают, а не надоедает ли на экскурсиях рассказывать одно и то же, ходить одними и теми же маршрутами. Помилуйте, почему одно и то же? Сараево – город большой, его история и его истории неисчерпаемы, их никак не вместить в три-четыре часа экскурсии. Каждый раз я пересобираю город заново. Вот как калейдоскоп – сколько крутишь, столько раз меняется картинка. Даже не так. В случае с Сараево не смотришь со стороны, а входишь в калейдоскоп, и вокруг тебя всё искрит и сверкает и складывается в узоры.

«Жизнь и обычаи мусульман в Боснии и Герцеговине» Антуна Ханги

Своеобразная энциклопедия боснийского быта и повседневной жизни конца 19-го века.

Саз

У юноши, ухаживающем за девицею, было куда больше шансов, если он овладел искусством игры на сазе. Устраивался вечерком такой музыкант под окном возлюбленной и услаждал её слух (и слух соседей) серенадами… пардон, севдалинками.

Наши рекорды

В Боснии и Герцеговине очень любят ставить смешные рекорды: то супчик сварят на весь город, то вальс всем городом станцуют. Представляем некоторые рекорды, вписанные в книгу Гиннесса.

Александр Гильфердинг о традиционном интерьере

«Описывать Турецкаго* дома подробно я не стану. В нем всегда, как известно, две совершенно отдельных части: мужская и женская».

Александр Гильфердинг о традициях гостеприимства

«Турки не считают вежливым присутствовать при обеде или ужине гостя или садиться с ним за стол; если они это делают, то не иначе, как извинившись в своей безцеремонности*».

Антун Ханги о любви боснийцев к кофе

«Кофе – любимый напиток наших мусульман. Они говорят, что кофе не только вкусный, но и полезный для здоровья напиток. Он, мол, человека летом охлаждает, зимой греет, утром освежает, вечером укрепляет».

Антун Ханги о приготовлении и подаче кофе

«И в самом элегантном европейском отеле или кафе не можешь получить такой хороший кофе, как в последней боснийской кафане».

Антун Ханги о сервисе в кофейнях

«Если ты пришёл в кофейню какого-нибудь старого кахведжии, что придерживается старинных обычаев, он тебя никогда не спросит, что желаешь: садись, где хочешь, разговаривай, о чём тебе угодно, он к тебе даже не подойдёт, не говоря уже о том, чтобы поинтересоваться, что будешь заказывать. Если ты его не подзовёшь и не уговоришь принести кофе, сам он тебя ни за что не побеспокоит».

Антун Ханги о кофейнях-цирюльнях

«В каждой цирюльне вам в первую очередь бросится в глаза большая боснийская печь-фуруна с «горшочками», в которой огонь горит и летом, и зимой, от ранней зори до позднего вечера, а рядом с очагом всегда найдёте большую посудину с полведра размером, в которой греется вода. Возле посудины стоят кувшинчики разного размера, в которых греется вода для кофе».

Антун Ханги о благотворительности

«Каждый мусульманин, если имеет возможность, должен поддерживать бедняков в любое время, но особенно в рамадан. В месяц рамадан должен он между бедняками поделить сороковую часть денег, что в течение года заработал, и сороковую часть зерна, что в течение года продал».

Антун Ханги о приёме гостей

«Мусульманин любит гостей, и тем ему приятнее, чем больше знакомых и друзей, особенно по праздникам, его посещает. Он с той же радостью и искренностью приветит и иноверца, как и мусульманина, а особенно ему приятно, когда посетят его влиятельные и богатые люди, неважно, чиновники или обычные граждане. Тогда он и не знает, как бы ещё лучше их угостить и какое бы лучшее место им предложить».

Антун Ханги о чаршии

«Улицы, на которых работают торговцы и ремесленники, обычно шире других и называются чаршиями. Чаршии в крупных городах состоят из несколько улиц , улочек и переулков в центре города, а в них подряд дучан к дучану. Все эти улицы и переулки вместе называются чаршия, хотя настоящая чаршия – это только тот центр, где все эти улицы и переулки встречаются».

Александр Гильфердинг о постоялых дворах или ханах

«Хан строится всегда по образу описанных мною Босняцких изб, только в больших размерах. Он имеет форму квадрата, но ещё чаще параллелограмма, котораго* длинная сторона обращена на улицу».

Антун Ханги о традиционной архитектуре

«Почти все мусульманские дома в городах, да и в сёлах, двухэтажные. Нижний этаж многих домов из камня, а верхний почти всегда из дерева и кирпича. Старинные боснийские, и, соответственно, мусульманские дома внизу несколько меньше, а в верхней части шире и длиннее, чем приземный этаж».

«Босния, Герцеговина и старая Сербия» Александра Гильфердинга

Александр Гильфердинг (1831-1872), русский учёный, фольклорист, славяновед, был назначен консулом в Боснии в 1857 году. За время миссии он объездил Боснию, Герцеговину и частично Сербию и написал книгу.

Александр Гильфердинг о прекрасном поле

«Прекрасный пол (который в Сараеве действительно заслуживает этот почетный титул: много здесь Славянских красот – кровь с молоком) ведет жизнь затворническую, но не совсем».

Пролистать наверх