Александр Гильфердинг о боснийских мусульманах

Боснийские мусульмане. Автор неизвестен, public domain

«Как же живут Босняки-мусульмане*, что они делают? Обратитесь с этим вопросом к самому Босняку, и он вам ответит следующими тремя словами: «па это, сидимо» (так вот, сидим).

Дело сидения (разумеется, на корточках и с чубуком) только переносится иногда из дома в знакомую лавку, в под вечер, летом, в загородную кофейню. Если мусульманин – купец, то он тоже сидит в своей лавочке, которая в длинном ряду других, совершенно одинаковых лавочек, удивительно похожа на те клетки для львов и медведей, какие строятся рядами в заграничных зоологических садах; не достает только решетки.

Чепенак и торговец на нём. Rudolf Bruner-Dvořák, Public Domain
Чепенак и торговец на нём. Rudolf Bruner-Dvořák, Public Domain

В этой клетке он сидит, а хлопотливые торговые обороты и поездки за границу, для покупки товара, предоставляет Христианам.

* В цитируемом тексте орфография и пунктуация авторские за исключением «ятей» и «еров», которые мы убрали из соображений удобочитаемости.

Вечером, за ужином, играющим роль нашего обеда, почти всякий благочестивый поклонник Пророка в Боснии считает долгом до последней возможности напиться знаменитейшим произведением своей родины, сливовицею (водкою, выгоняемою из слив), и удаляется в гарем.

Боснийские мусульмане в мечети. Rudolf Bruner-Dvořák, Public Domain
Боснийские мусульмане в мечети. Rudolf Bruner-Dvořák, Public Domain

В гареме Боснийском семейная жизнь, впрочем, вероятно, несколько более развита, чем в других мусульманских землях, потому что закон Пророка не преодолел в этом отношении Славянской «семейности», и единоженство продолжает, в силу обычая, господствовать у Босняков-мусульман, даже самых богатых. Вся Босния закричала, когда, несколько лет тому назад, богатейший в ней помещик, Али-бег Джинич, при жизни первой жены взял вторую.

Тем не менее Боснячка-мусульманка не в силах была снять с себя печать отверженности, которую наложил на нее Магомет, лишив ее и безсмертной души, и права молиться в храме Божием, и места в раю. Девушки, правда, пользуются некоторою свободою и, вопреки всем законам Магометовым, но опять-таки в силу Славянскаго обычая, в праздник (т. е. в пятницу), стоя с открытым лицом у полурастворенных ворот дома или у какого-нибудь из многочисленных городских фонтанчиков, ашикуют (флиртуют) с молодыми людьми не хуже христианок.

Боснийская мусульманка. Rudolf Bruner-Dvořák, Public Domain
Боснийская мусульманка. Rudolf Bruner-Dvořák, Public Domain

Но когда несчастная выйдет замуж, то ей закутывают голову непроницаемою белою тканью, запрут ее и отлучат ее от всякаго мужскаго общества. Она будет видаться лишь с другими женщинами затворницами, и с ними будет она иногда водить, под замком, уединенное «коло», и петь грустныя песни».

Александр Гильфердинг. Автор фото неизвестен, public domain
Александр Гильфердинг. Автор фото неизвестен, public domain

Автор

Александр Фёдорович Гильфердинг (1831-1872) – русский учёный, славяновед и фольклорист. В 1857 году прибыл в качестве русского консула в Боснию. Результатом пребывания на этом посту, среди прочего, стала книга «Босния, Герцеговина и Старая Сербия». Она была издана в 1859 году, а затем переиздана в 1873 в третьем томе собрания сочинений Гильфердинга.

Текст: Александр Гильфердинг «Босния, Герцеговина и Старая Сербия», СПб, 1873, стр. 55-56, CC BY-SA 3.0.

Читайте также

20 фактов о Боснии и Герцеговине

Чаршия и махалы: устройство боснийского города

Антун Ханги о базарном дне

Антун Ханги о любви боснийцев к кофе

Поделиться
Александр Гильфердинг о боснийских мусульманах

Добавить комментарий

Пролистать наверх