Партизанское кладбище

Партизанское кладбище. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0

К началу второй мировой войны население Мостара составляло 18 тысяч человек. Против фашистов сражались 6 тысяч. То есть, каждый третий. 750 уроженцев Мостара, присоединившихся в югославским партизанам, погибли в той войне. В 1959 году архитектор Богдан Богданович получил заказ – создать в Мостаре памятник погибшим героям.

Югославские партизаны в освобождённом Мостаре, февраль 1945. Автор неизвестен, public domain
Югославские партизаны в освобождённом Мостаре, февраль 1945. Автор неизвестен, public domain

Меня восхищают проекты Богдановича.  Я уже рассказывала здесь о памятниках в Бихаче и Новом Травнике. К тексту о Партизанском кладбище в Мостаре подступала долго и с осторожностью – мне очень важно показать, насколько это крутая штука, и я опасалась не справиться с задачей. Но произошло событие, которое заставило меня засесть за этот текст, отбросив осторожность. Я хочу рассказать про мостарское Партизанское кладбище, пусть про него знает как можно больше людей.

Партизанское кладбище для проекта "Мостар. Город историй". Акварель Copyright Елена Арсениевич, 2021
Партизанское кладбище для проекта «Мостар. Город историй». Акварель Елены Арсениевич

Богдан Богданович задумал грандиозный комплекс. Точнее, масштаб элементов был вполне соразмерен человеку, а вот площадь, отведённая под мемориал, была внушительной. Идея была создать некрополь – город мёртвых, как отражение Мостара – города живых. Здесь тоже есть как будто и улицы, и проходы, и террасы-площади, и водный поток, только всё это – знаки и символы.

В возведении памятника так или иначе участвовал весь город. Местные комсомольцы («омладина») проводили трудовые акции. Мостарцы несли на Партизанское кладбище старые камни из своих разрушенных – временем или войной – домов. Камни, только что добытые в каменоломне, и камни, бывшие свидетелями многовековой истории города, укладывались рядом в одну стену. Так посреди города живых прорастал город мёртвых, но и город живых становился его частью, его плотью. 

В 1965 году Партизанское кладбище было открыто.

Вход в мемориал – под защитой двух абстрактных львов. И сразу включаешься в сценарий, продуманный архитектором: две волнистые тропы ведут к главной части мемориала, по правой пойти или по левой?

Стражи портала. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Стражи портала
Текучесть форм. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Текучесть форм

Неторопливо поднимаешься. Текучие формы делают среду вечно изменчивой – с каждым шагом немного другая картина. Кажется, что перед тобой вырастает то ли крепость, то ли горный хребет. Печёт солнце, жарко, подниматься непросто – и вот ты в спасительной тени узкого прохода среди каменных стен. В арках видны зелёные травяные террасы с белыми каменными плитами-цветами. Проходишь по террасе, читаешь имена на плитах, возвращаешься в тень и прохладу, снова выходишь на солнце…

Камень, воздух, деревья. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Камень, воздух, деревья
Арка-рама. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Арка-рама

Посреди верхней террасы – фонтан, вода переливается из него в каскадные каналы, спускающиеся по террасам вниз, вниз, к огромной чаше на дне долины. На замыкающей стене в круге – геометрические каменные формы, простые и сложные. Автор в свой земной памятник включил и космическое измерение: это солнечные часы, составленные из звёзд и планет.

Космические солнечные часы. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Космические солнечные часы
Город мёртвых и город живых. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Город мёртвых и город живых

Оттуда, с верхней террасы, Мостар – как на ладони. А за городом со всех сторон вырастают горы. Зимой – в снежных шапках, летом – в знойной дымке. Земля, зелень, вода, камень, воздух, солнце, горы, город – целый мир вокруг тебя, и ты в нём. И они – отдавшие жизни за существование  свободного мира – тоже здесь, рядом с тобой, под каменными цветами.  Читаешь даты и – горюешь. Дети же, совсем дети! 17, 18, 20 лет, редко – старше.

Плиты-цветы с именами павших. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Плиты-цветы с именами павших

Удивительно, но Партизанское кладбище в Мостаре не превратилось в холодный мемориал, который посещают в памятные даты официальные делегации, а в остальное время он стоит безлюдный. Город мёртвых врос в город живых. Или, наоборот, живые сделали этот город частью своей жизни. Люди приходили сюда просто погулять – среди зелени, воды и прохладного камня. Дети облюбовали это место для игр – архитектор как будто сознательно создал многоуровневую игровую среду с закутками, лабиринтами, текучей водой, по которой так весело пускать кораблики.

Каменная драматургия. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Каменная драматургия
Партизанское кладбище. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Партизанское кладбище

Я росла в СССР, в Беларуси, я помню пафосные ритуалы, которыми со всех сторон была обложена память о той войне. И памятники с почётным караулом помню. Даже в голову не могло прийти поиграть, когда рядом стоит почётный караульный в белых перчатках с непроницаемым лицом. А в Югославии умели – не всегда, но часто – обходиться без пафоса. Важнее живая человеческая память, и партизанские памятники – для неё, а не для официоза.

Прошло почти три десятилетия. Вспыхнула новая война. К её концу Мостар лежал в руинах. Партизанское кладбище тоже было разрушено. Богдан Богданович писал в 1997 году, что нет смысла восстанавливать город мёртвых, если и города живых больше не существует. Но город выжил, отстроился, в него вернулась прежняя радость.  В 2005 году Партизанское кладбище отреставрировали. Правда – частично. Трава, земля, камень – всё, как было. Воду почему-то не вернули. Фонтан, чаша, каналы – всё сухое.

Возвращение в город. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Возвращение в город

Это не конец истории.

За прошедшие годы Партизанское кладбище много раз оскверняли. Оставляли оскорбительные надписи на стенах, разбивали плиты с именами партизан. Мне не хочется здесь вдаваться в подобности кто и почему это делает, просто упомяну, что вторая мировая в Югославии была одновременно и войной гражданской. И спустя 80 лет есть те, кто с итогами той войны не согласен. Последствия вандализма со временем устраняли, через какое-то время всё повторялось.

Я пишу этот текст в июне 2022 года. В ночь на 14 июня 700 плит с именами партизан были разбиты в щебёнку. Исполнителей пока не нашли. Возмущение в городе не утихает. Скорее всего, памятник снова будет отреставрирован. А пока – так:

Сейчас - так. Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0
Сейчас — так

Богдан Богданович – архитектор счастливой судьбы. Строитель придаёт камню форму, и тот застывает – навсегда. Но город мёртвых, построенный Богдановичем, получился про жизнь. Разломанный камень заменяется новым – целым. Трава прорастает. Жизнь – непростая, изменчивая, иногда мучительная жизнь – продолжается.

Фотогалерея

Точка на карте: https://goo.gl/maps/jHUs2tyBrG88GWUx6

Автор текста: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0.
Фото: Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0.

О Мостаре

Все достопримечательности Мостара

Мостар. Личные впечатления

7 вещей, которые нужно сделать в Мостаре

7 фактов о Мостаре

Поделиться
Партизанское кладбище

Добавить комментарий

Пролистать наверх